Салам, бола! Поговорим?

Я вопрошаю к тебе — заглядывающий в будущее малыш. Ты смотришь на меня глазами того, кто был в тот день с тобою рядом, из далёкого вчера меня впуская в маленький квадратик фотокарточки. Cделана она относительно давно, но  распечатана, быть может, вчера в фотосалоне, что ближе к твоему дому. Ты уже не сидишь вот так, скрестив пяточки, и утопая в мягком одеяле, поддерживающим пока ещё не окрепшую твою спину. Твои маленькие ножки уже исходили тысячи километров дорог. Хотя, ещё не настолько много, чтобы снова вот так сесть – удивлённо, но открыто глядя на своё прошлое.

Твои пухленькие ручки уже обнимали не одного человека в этой жизни, начиная с мамы, бабушки. Твой взгляд, забравшийся в две сочные черешенки, сквозь тонкую кожуру которых просвечивает белая косточка зрачка, притягивает меня своею тайной:

— Кто-о-о ты?..

Девчоничий наряд выказывает маленькую модницу, кружавчиками, рюшечками и деликатными пуговками подчёркивая будущий стиль. В моём детстве не было таких платьев…

Но взгляд твой – мальчугана, немного обиженного на проделки взрослых.

Мне кажется, ты плачешь. Бола, тебя обидели, или ты только что проснулся, а взрослые решили поиграть с тобой, как с куклой – наряжая, щёлкая перед тобой затвором фотокамеры?

Стучится в подсознанье противоречие – «тебя переодели? Ты исполняешь чью-то роль?»… Мальчишка – в платье девочки – да, ну…

У тебя мило торчат ушки, особенно правое. Может быть, в школе злые языки не раз напоминали об этом. Но, непременно находился тот, кто защищал тебя, и был рядом всегда. Он очень похож на тебя. Но и ему доставалось.

У тебя очень красивые брови – радугой, птицей, изгибом линий вершин… Ты — дитя, коронованное величием гор, потому в твоём характере есть стремление к достижениям. Тебе с самого рождения улыбается перевёрнутый вверх рожками месяц, и ты несёшь по жизни эту лунную улыбку. Восточное дитя. Ты – гордое дитя.

« — Что понесёшь по жизни?»

«- Память предков…»

«- А кем ты будешь?…»

«- Я уже стою на том пути, который – бесконечность. И лью слова на ткань бумаги, и – пою… Пою словами, наполняющими смыслом…».

Широкий лоб не тронут пусть морщины. А волосы пусть пахнут льном и маком, чтоб самый близкий, дорогой твой человек, приникший к твоему покою, сумел любить тебя единственной любовью.

Салам, бола! Ты кто?

Я тайну эту не предугадаю.

Не для меня – угадывать. Бесцеремонно мнением своим вторгаясь в назначение чужое. Угадывание, по мне, сродни обману. Обману самого себя. Как будто бы от этого мир станет лучше. И я не знаю – кто ты. Я-не-зна-ю.

Но, непременно, ты есть — человек с желаниями, взглядами, мечтами. То — данность. Ну, как могу тебя сравнить я с кем-то, навязывая представление о том, кем будешь ты?!

И мы с тобою взглядами столкнёмся.

Случится это скоро.

Я скажу: — Салам, бола!

И улыбнусь.

И пожелаю счастья.

А после отвернусь.

У каждого своя дорога.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям