аллегорично

Я часто уплываю на свой остров. Почти каждый день. Утром, пока ещё земля не вся проснулась, выхожу на берег, здороваюсь с давно знакомым дворником. Он уже готовит планету к встрече солнца. Он мне приветливо машет, опершись другой рукой на метлу. Наблюдает, как я отвязываю свою лодку и запрыгиваю в неё. Потом я гребу до своей лагуны, мечтательно поглядывая на небо, сулящее погоды и непогоды, огибая встречные молодые течения, неровным потоком протекающие по направлению к мысу Знаний. На пути у меня два бакина — прямо и справа. Загадываю желание: «Если повернётся ко мне зелёным боком тот, что справа, значит, день пройдёт правильно, а если тот, что прямо – не избежать прямолинейных решений». Сегодня – правый. Иногда немного лукавлю и специально замедляю ход, как будто разглядываю подплывающих рыб, а, само собой, выжидаю время, чтобы потом налечь на вёсла и вслед за подмигивающим зелёным рвануть направо… А там – пять минут, и – остров.

Люблю я его. Он встречает меня фиолетовым рассветом. А вы знаете, что роза «Антуан де Сент Экзюпери» фиолетовая? Я видела её ещё подростком в Никитском ботаническом, на берегу Чёрного моря, на выставке роз. Раскинувшиеся по километру, гряды роз рассказывали свои чудесные истории и пели незабываемые песни. Там-то я и встретила свою фиолетовую красавицу и капризницу. С той поры фиолетовый цвет, фиолетовый звук и фиолетовый за/пах – да-да, не удивляйтесь, запахи и звуки тоже имеют цвет! – живут на моём острове.

Я поливаю саженцы молодых, неокрепших ростков на своих грядках, пропалываю сорняки, и — жду.

Вскоре на остров приплывают маленькие и большие посетители. У каждого из них есть тайна, и только меня посвящают они в неё. А взамен такому доверию – я даю им в руки маленькие коробочки, и в каждой по семечку. Что вырастет из этих семян? Я не всегда узнаю/. Потому что посетители иногда увозят эти коробочки очень далеко – в заморские страны, и, занятые своими заботами, только иногда шлют мне весточки о том, что стало с их семечком.

Наверно, у кого-то семена так и не всходили.  Эх-хе-хе… А один маленький посетитель, ставший ныне большим, вырастил из семечки деревья, и на них птицы вьют гнёзда. И он поделился своими планами, что скоро он сделает из дерева лодку и приплывёт уже сам ко мне со своим сыном. У кого-то семена выросли в обвивающие изгородь вьюны. У кого-то семечки стали садом, и дарят своим хозяевам плоды к столу и тень в жару. А совсем недавно пришло письмо с настоящей сургучёвой печатью. В письме лежала новая молодая семечка. Ох, и радости у меня было! Я посадила её в землю только что вспаханной грядки… И выросла из неё фиолетовая роза. Точь-в-точь, как та, которую я видела в Никитском Ботаническом.

Солнце делает свой оборот незаметно. И когда оно скрывается за горизонтом, ко мне заглядывает Добрый Дух, он улыбается:

— Давайте я вас отвезу на тот берег…

И мы гребём в лодке. Еле плещется вода за кормой, и слышно, как шлёпаются о гладь вёсла, напевая засыпающей планете песню о фиолетовой розе.

 

 

реалистично 

Утро понедельника начинается с поворота ключа в замке. Рукой нащупываю выключатель. Вспышка света. «Надо поменять лампочки на более яркие» — эта ежедневная мысль, надеюсь, когда-нибудь доведёт мои ноги до магазина. За белый рожок вешалки ухватываются согнутой ладошкой крючка плечики, подставившие себя на весь день моему пальто. На этой вешалке остаюсь я-уличная. Я-домашняя осталась в нескольких метрах от студии. Я – Вета Михайловна – переобувается и проходит к своему рабочему месту. Нажимает несколько кнопок – компьютера, настольного светильника и термопота.

Предметы здесь не перемещаются сами по себе. Они здесь живут. Они знают своё назначение, которое умещается в глаголах – звучать, рваться, басить и пищать, настраиваться и расстраиваться, укладываться на колено, и стоять в ожидании.

Гитары, домбра, джембе, диджериду и клавиатуры будто переговариваются друг с дружкой. И всегда подчиняются закону звука Ми.

Без пятнадцати восемь я слышу торопливые шаги по коридору. Это бежит моя маленькая пятилетняя Амина. Она первая заглядывает в студию, здоровается и, не раздеваясь, ещё находясь где-то в полусне, проходит к своему маленькому пятилетнему стульчику. Дверь следом открывает её мама:

— Амина! —  здрасте, Вета Михайловна! — ты ничего не забыла?

Амина начинает стаскивать с себя шапку, пальто, комбинезон. А я уже включила подвижную музыку, чтобы в Амине разбудить забаву. Сегодня у голоса Амины состоится очередная встреча с распевками, упражнениями и подготовкой к записи песни «Мамино сердце». Час пролетит незаметно. И ещё не успеет уйти Амина, в студию заглянут милая парочка старшеклассников Настя и Даурен. У них сегодня тема «Устойчивые тонические трезвучия». Как только закончится урок у ребят, придёт стройная тениссистка Аня, а там уже и обед, и ещё пятеро учеников.

А вечером пальто переползёт на мои плечи, палец «ай» щёлкнет выключателем, чтоб превратить меня в я-уличную и я-домашнюю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям