ИГРЫ В ОБЩЕНИЕ

По роду деятельности мне часто приходиться встречаться с очень интересными людьми – писателями, музыкантами. И перед каждой такой встречей я размышляю – что я могу узнать у этого человека? Чем его жизненный опыт может быть мне интересен? И, спотыкаясь о взгляд человека и его, к сожалению, зачастую, внимание только к собственной персоне, отворачивает меня. В чём причина? Наверное, она во мне. Любой человек не хочет быть «разгаданным». Тайна придаёт ему… важности и некой весомости. А я пытаюсь его «разгадать». Да и я, по сути, при знакомстве могу быть ему не интересна. Он самодостаточен в круге своего общения. Но ход моих мыслей такой: мы пришли в этот мир учиться и делиться полученным опытом. А опыт образуется из столкновений мнений, обобщений, анализа, выводов и ошибок. И всё начинается со встречи.

Это поверхностное узнавание другого человека, когда вы находитесь по разные стороны назначения ситуации. Например, прошедший на днях фестиваль АП в Астане, на котором нам с  мужем довелось побывать.

Я – всего лишь гость фестиваля. Не претендующий на попадание в списки афиш. Но несколько лет подряд мне довелось сидеть в жюри отборочного тура. Это случалось почти всегда спонтанно. Приехала. Предложили отжюрить. Добросовестно выполнила задание. В жюри Гала-концерта уже сидят приехавшие именитые барды, авторы, исполнители. Они добились многого, раз их приглашают, за гонорар, дать свою оценку.

Часто совпадает и мой интерес к приглашённым персонам. В этом году, например, были Алексей Иващенко, Андрей Козловский, Александр Родовский, Роман Ланкин и постоялец фестиваля Рая Нур. Общение накоротке с каждым из них дало мне только разочарование. У двоих из этого списка отметился явный снобизм и желание поучать, поскольку они находились в позиции приглашённых, но даже в личной беседе присутствовал налёт некоей необходимости дать совет. А настоящее общение состоялось только с гостями-барнаульцами Борисом Бергером и Виктором Муравьёвым. Разговоры, нахождение общих точек интересов дали плоды – в виде моих потуг в разучивании нового рисунка аккомпанемента и в намеченных планах с поездкой в Барнаул осенью 2016 года. Была и ещё одна интересная встреча. Она вывалилась из прошлого. Мои редкие общения с Даной Барменовой создали между нами какую-то искру любопытства друг к другу. А уж с её повзрослевшим сыном Маралом – у нас с его пятилетнего возраста особая любовь. Он любит мои песни, а я люблю в нём своего слушателя. И вот через них и подругу Даны – Гаульмиру – мне предложили выступить с концертом в Астане нынешней осенью. Дату обговорили – 7 ноября. Условное название программы «Походка Люськи».

Так что же лежит в основе отношений? Только общий интерес. Он-то и образует круг взаимодействий. А что предшествовало ему? Может, это и была та самая химия, которая возникает между людьми при первой встрече. Химия. Или физика. Волна.

Глубинным отношение может стать только, когда обнаружатся точки соприкосновения.

Боже, как назидательно я сгущаю слова. Это не совет, а всего лишь мнение.

Может, всё-таки важнее багаж совместных интересов, которые предшествовали встрече?

А в багаже — общие темы для разговоров, которые возникли на базе читанных книг, смотренных фильмов, и размышлений над этим. Подобный образ размышлений сталкивает мнения, позволяет соглашаться или спорить, но только в этом поиске мы обретаем понимание.

Ещё одна мысль возникла. Если в отношениях образуется дыра – её не обойти. Придётся исследовать её появление. Но если её игнорировать, дыра не исчезнет сама собой, она может дать ещё большую глубину. Времени на это исследование может уйти не меряно. А жизнь не безразмерная. Потому лучше предусмотреть, и дыр этих не образовывать, как то и формировать изначально отношений без будущего.

Но всё это игры. Игры в общение. Они становятся жизнью только, когда и ты к жизни относишься обдуманно, а не как к игре.

Ну, вот, посмотрела немного вглубь, теперь можно и на небо…

Птицы летят…

Нет разницы – откуда и куда ты смотришь. Есть только то, что ты видишь. Не в прямом смысле «видишь», а «что разглядел».

Взгляд тянется за плывущим облаком. За ним можно наблюдать долго. Вороша воспоминания. Там, где-то скрылся след моего прошлого, где я, ребёнком, стою на крыльце своего детства и разглядываю небо.

Папа только что прочитал мне красивые рассказы Бианки, и я пытаюсь высмотреть там высоко красивых больших белых птиц. Я ещё не знаю, что лебеди здесь не летают. Не знаю – зачем я их жду. Ещё не скрещена  моя судьба тропинками. Ещё не вырос крест на бабку с дедкою. И не распробована пока ещё земляника на погосте. Ещё не знаю – что я, кто я… Много чего  ещё не знаю. И тают облака, а лебедей всё нет. И уже полдень, и мама зовёт обедать. А я боюсь упустить время пролёта птиц…

Так, до сей поры, глядя ввысь, я будто жду лебедей. Без папы. Без мамы. Жду.

Взгляд с трудом отрывается от неба и перемещается на серые немые здания двора. Картина не маслом и не акварелью. Да и картина ли… Серая клякса в оттенках, с контурами квадратиков зданий. И не окраина, но как всё окраинно. А, может, это просто моя окраина? Что сто/ит раздвинуть взгляд в прошлое или заглянуть в будущее, раскрасить  разноцветьем, разгладить, отутюжить, подретушировать? Не по мне. Реальная картина может вытягивать только воспоминания. А украшения-придумки подобны вневременному пространству, в котором меня не было, и нет. Для мечты же не хватает хотя бы одной прожилки розового отсвета. Тяну поэтому взгляд в небо. А лебедей всё нет, или уже улетели.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям