Читаю Мераба Мамардашвили «Психологическая топология пути», идёт разбор романа Марселя Пруста «В поисках утраченного времени» — случайно наткнулась на этот материал, и…тону. Параллельно читаю и роман. Вязко идёт, но тянет за собой. Вязкость тянет на глубину, в которой впечатления наматываются сладкой ватой на палочку, и от жары дыхания скукоживается вата, до языка доходит только капелька сладости, слюной утекая на стенку желудка, стонет там под журчащим желудочным соком так, что непроизвольно втягиваешь живот и складываешься пополам… больно. Такие вот впечатления, и он о них же.

«Впечатление у Пруста всегда – особая категория каких‑то ударов по нашей чувствительности, которые обладают свойством приводить нашу чувствительность в некоторое неустойчивое противостояние, которое мы должны разрешить ценой (или риском) нашей собственной жизни. Или судьбы».

Но сам роман перебарывает – его понять сама хочу, а потом сверить понятое с Мамардашвили. А Мамардашвили отяжеляет и гипнотизирует:

«Мир необратим, и то, что не извлечено сегодня не будет извлечено завтра. Более того, извлечь можешь только ты. Положиться на другого нельзя, потому что у него нет твоей темноты, а извлечь можно только из своей темноты, – у каждого темнота своя»… Читаю. Перебарываю боль, шуршание мысли, натыкающейся на обильно изливающиеся впечатления…сон. Читаю сон. Читаю. Сон.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям