Он стоял на расстоянии протянутой руки… а я так и не решилась подойти, думала, ведь надо сказать какую-то достойную этого человека фразу, иначе зачем отнимать его время, тревожить его своим пустым присутствием, – а их в голове не находилось… Он уже провёл судейство по футболу (это происходило на поляне грушинского фестиваля, где Евгений Евтушенко был почётным гостем), а я всё следила за его поворотами головы, лёгкой улыбкой и степенными движениями. В рюкзаке в палатке лежала книга его стихотворений  и прозы «Завтрашний ветер», которую зачем-то взяла на фестиваль, с пометками, сделанными ещё в 80-х на одном из стихотворений, сильно повлиявших на мои жизненные установки:

А вы останетесь собой,
когда придете в мир
с трубой,
чтобы позвать на правый бой,
а вам приказ —
играть отбой?
Собой
не сможет быть
любой,
кто сделает отбой
судьбой.
А вы останетесь собой,
когда трубу с чужой слюной
вам подловато всунут в рот,
чтобы трубить наоборот?
Труба с чужой слюною врёт.
А вы останетесь собой,
когда с разбитою губой
вас отшвырнут,
прервав мотив,
в трубу
затычку
вколотив?
А вы останетесь собой
с набитой сахаром трубой,
когда вас,
будто на убой,
закормят,
льстя наперебой
все те, кто превратить в рабу
хотел бы грозную трубу,
оставив ей
лишь «бу-бу-бу!»?
А вы останетесь собой,
когда раздрай и разнобой
в ревнивом стане трубачей
и не поймешь порой —
кто чей,
а кто уже давным-давно
с трубой расплющен заодно…
А вы останетесь собой
и под плитою гробовой,
просовывая
сквозь траву,
как золотой кулак,
трубу?
Трубу
перешибут
соплей,
когда сдадитесь
и состаритесь.
А вы останетесь собой?
Если вы есть,
то вы останетесь.

… очень хочется, чтобы мои внучки пронесли по жизни этот образ – трубача. Евтушенко был трубачом. И для меня он остался трубачом, бесстрашным в своих высказываниях, искренним.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям