Мы есть то, кем или чем нас обозначают, называют, именуют. Подобно тому, как не может предмет сам себя видеть со стороны, ведь даже отражение в воде или зеркале – это перевёртыш, так и мы, человеки, можем обозначать и называть лишь то, что видим, слышим, ощупываем, ощущаем всеми нашими способностями чувств. Целиком. Но способность воспринять цельность картины дана не всем. Потому-то один видит одно, другой – другое. Как научиться рассматривать целостность полотна? Этим вопросом я задавалась очень-очень давно. Помню, как охватывал страх, что могу упустить какие-то детали, и из-за их отсутствия получится искаженное впечатление. Это вырабатывалось годами. А началось… только сейчас понимаю, что началось это в начале восьмидесятых на одном из институтских занятий, где впервые поняла назначение… словарей. Меня впечатлил тогда Обратный словарь. Вот уж где слились система и её отражение. Словарь, построенный по окончаниям слов. Не умолялись восхищения от словарей фразеологических, антонимов, трудностей русского языка, словаря сокращений… А уж толковые и энциклопедические – они стали моими настольными книгами навсегда. Но навели меня сегодня на эти воспоминания-ощущения подробности рассматривания сюжетов Вячеслава Люй-ко. Сколько же в них цельности! И вся она состоит из тончайших деталей, мазков, штрихов, линий. В каждой даже крохотной точке запечатлена целостность всего полотна. Подобно фракталам, где в малом — повторение глобального. Это картины-метафоры, картины-цитаты, картины-апокрифы. Насыщенность, заполненность смыслами каждого миллиметра настолько впечатляет, что не отрывается взгляд, тянущийся нитью от холста к осознанию себя, наслаиваясь на личные впечатления и знания или не знания истории, и на сегодняшний, ещё не запечатленный до конца день. Это просто какой-то неимоверной щедрости подарок художника, писателя, ворвавшегося в наше время. Вы и есть создатель мироощущения, вышедшего ко мне, воспринимающей или мельком кидающей взгляд. Так отражается глобальная история философии и пересекающаяся, наша – смотрящих, история мира – с её многовековой тяжестью, но передано это мощной лёгкостью необыкновенной. Как чудо. Вы – чудо, Вячеслав Люй-ко! Так вас хочется обозначить, называть и именовать. Через вас идёт наполнение счастьем, в осознании – живу с вами в одно время. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Навигация по записям