Вот уже три дня, как не могу заставить себя написать вам, мои друзья, что химию у меня перенесли. Началось осложнение в виде экзантемы. И мой ежедневный таблеточный рацион немного расширился. Это он на фото. И так от этого не по себе. Организм подобно вскипающему чайнику выбулькивает изнутри новые и новые плевки, пар из ушей, свист в голове, и одна надежда, что хозяин подойдёт и выключит. А хозяин не подходит…

Вчера меня встряхнула моя хорошая знакомая. Она «приходит» ко мне всегда, когда мне тяжко, чувствует… В переписке приходит. И я ей дала слово, что сегодня напишу пост… Мы и не виделись ни разу. Но такое ощущение, что за два с лишим года, как она впервые пришла ко мне с помощью, мы стали родные.

С утра, отвлекаясь, помыла террасу. А потом, просматривая ленту новостей у друзей, окунулась в прекрасный стихотворный мир Андрея Анпилова, Баха Ахмедова, Веры Кузьминой. Спасибо, вы меня спасаете своими смыслами. Читаю, и будто смотрю чужое интересное кино. Оно сложное, где-то местами настолько, что рыдаю навзрыд – над их жизнями, а по сути, над своей. А потом вдруг начинаю себя корить – что ж это я, себя что ли жалею… Не хочу жалеть себя, но и выпускать себя из себя как-то надо. Вот стихотворение вспомнилось. Я его писала в 2003:

На привязи держу я день, в котором оставила собакою себя.

Мне не мешал ошейниковый ворот приветственным виляниям хвоста.

Но встречи разные: кто пнёт, довольный клоком (собачьи раны быстро заживут),

А кто-то вдруг, во мне приметив волка, как прокаженную, сторонкой обойдут.

И выла на луну, когда под утро щенят топили в бросовом тазу,

Да с приговором: — Нарожала, сука…, — но что мне скалить на хозяев зуб.

Скулила, выла… Лаяли собаки, кому свободы было хоть убавь.

И вдруг однажды, перетёртый лапой, упал ремень мой с шеи, и удрав,

Что силы есть, неслась к свободе с дуру. А у свободы те же рычаги  —

Облаять, пнуть, содрать не клок, а шкуру, и Спас не будут строить на крови.

Но жизнь подарит новые рассветы. Я выпущу собаку из себя.

Но недалече. Под приглядом где-то пусть бегает, — а вдруг я ей нужна.

С тех пор многое в моём понимании свободы изменилось. Свобода – она только внутри нас. А вот внешнее – это, да, оковы. Сейчас я хотела бы скинуть свои оковы. И скину, конечно. Надо просто потерпеть.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Навигация по записям