Икона или парсуна…Честь или честность…

 

По фильму Григория Скоморовского «Новый святой»

(о Евгении Родионове)

 

С первых кадров не отпускает чувство противоречия и даже лжи. Мозг привык раскладывать пазлы, расставлять шахматные фигуры. Но когда вопрос касается веры, натыкаюсь на стопор…

Подобно тому, как рассматриваешь икону и парсуну – чувства разные.

Молодые ребята-курсанты рассуждают о подвиге, о вере, но не своими словами, их мнение ещё только проскальзывает в любопытном взгляде (снимает ли камера?), — показно, фальшиво, с застенчивым румянцем… Они осознают, что Евгений Родионов герой, и хотят быть похожими на него. Нелепость. Маршировать в ногу. По приказу. Лепо – по приказу идти на смерть, не рассуждая, что это долг, и сложить голову за Родину, как их отцы – за честь…

Мать… Немного её честных слов прозвучало среди тщеславного воссоздания ореола вокруг имени сына, и те в конце фильма: — Мне его всегда будет мало…

Вроде, всё объяснимо: мать заполнила образовавшуюся пустоту. Ей мало фотокарточки сына в доме. Она противоречит самой себе. Для неё он – всё, что у неё осталось, и деланно встречает хоругвеносцев, сообщая о дне Троицы и рождении сына, и идёт «поздороваться» к его изображённому лику. Если он с ней – то он с ней всегда, а не на картинке. Возвеличивание её до облика матери святого сына – отдаёт душком. И взгляд её выдаёт не полный адекват. Возможно, речь о пограничном болезненном состоянии? А функционерские способности помогли обставить историю гибели сына широко, даже с помпой, с продажей на могиле книг в его и её честь? Поклонения превратились в поломничества… Напомнило безумный фанатизм Аум-сенрикё, поклонение Фархату-Ате…И всё это тянет не нить даже, а канат возвеличивания.

Божок, кумир…

О чём этот фильм? О геройском поступке Евгения Родионова? Нет.

О матери? Не совсем.

О погибших воинах? …

О причислении имени к лику святых? Это ближе.

Но в большей степени… Этот фильм о степени честности.

Быть причастным и просто быть – это так важно понять человеку. Многим эта степень честности – до фонаря. И это не та честность в подпитии, когда сослуживцы обезличивают имя Евгения. Не честно они поступают – его нет, а они себя пытаются уровнять с ним. И не о честности молодых мальчишек, ещё не понимающих – зачем они разбирают АК… О честности человека перед самим собой.

Мне стыдно за этот всеобщий обман. И за эксплуатацию веры. И за выгоду  —  верить с целью, чтобы получить жизнь вечную, как Евгений Родионов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям