Сегодня я хочу поговорить с тобой о счастье. В разном возрасте оно представляется по-разному. В детстве это может быть шоколадка или мороженое. В моём детстве было счастьем заполучить обёртку от шоколадки «Алёнка». А уж попробовать её – ух… верх счастья. Мороженое в нашем маленьком городке продавалось один раз в неделю – по четвергам и в одном-единственном киоске. Оно возлежало огромным бело-кремовым кубом на подносе, и не успевало оплывать. Подобная белому кубу продавщица в фартуке и высоком белом колпаке, ловко подхватывала специальной ложкой ванильную массу и быстрым движением опрокидывала её в вафлевый поджаристый стаканчик. И вот оно в руках, твоё счастье…

В школе счастьем казалось всё самое удачное – пятёрка, поход классом в горы, интересная книжка с приключениями, «В гостях у сказки» по субботам, первая любовь, последний экзамен и выпускной.

В юности – поступление в институт, сдача сессий, песни под гитару и костёр.

В молодости – свадьба, причмокивание твоёго ребёнка.

В зрелости – свой «угол», семейные вечера, встречи с друзьями.

В старости – когда ничего не болит и не тревожит, когда у детей всё хорошо.

Конечно, подмена понятия счастья налицо. Вначале мы принимаем за него материальные блага, и только после осознаём, что оно не может быть бездуховным. И если в детстве, юности и молодости  – это мгновение, то в зрелости и старости оно укрепляется и обретает длительность. Счастье, если счастье ты можешь ощущать и длить.

Я пыталась ответить самой себе на хрупкие вопросы, вроде этих – «что такое счастье?», «как его продлить?», «эгоистичное это понятие или его можно разделить с близкими?».

И вдруг я поняла, что я хотела бы выстроить пространство счастья. Мне увиделось, что главной целью каждого человека должно быть оно. И его надо заслужить. Не выслужиться, не заработать, а именно заслужить. В счастье человек может быть один или с кем-то. В нём я была не одна. Меня всегда окружало много просто людей и друзей. И это был «Остров песни». Первое упоминание о нём у меня идёт уже в 90-е годы, когда вокруг всё рушилось, когда жизнь виделась счастливой где-то там, впереди. И нужно было уже возводить стены, а фундаментом были детство, юношество. Но всё настолько смешалось, спуталось даже в стране, о каком счастье можно было думать. Время напоминало раскрой лекал, и не думалось – какими нитками будет сшито это полотно.

Жизнь – клубок суровых ниток,

Серых, белых и цветных.

Годы свяжут – кому свитер,

А кому-то лишь узлы.

Мастерицей пряди свиты:

Жизнь холщевая скупым,

Шёлковая – даровитым,

Нитка тонкая – больным…

 

Так написалось позже. В песне. И песни, казалось, были неотъемлемой частью счастливого острова. И его контур обозначился в двухтысячных. Мы собирали в свой проект поющих поэтов не только из Казахстана, но из разных стран мира. Вначале каждый четверг. Спустя пять лет – почти каждый четверг. А в 2010, когда у меня прошли первые операции, этот проект какое-то время вёл Володя и наши друзья.

И мне начало казаться, что счастье для меня кончилось, по сути и не начавшись. Но не хотелось мириться с этой мыслью. Я теребила этим вопросом воздух. И не хотела смиряться ни с диагнозом, ни с потерями, которыми обрастала и обрастала, начиная от потери сил и заканчивая потерями отношений.

Ушли те, кто должны были уйти. Остались те, кто должны были остаться. Ушли и песни. Они почему-то больше не сочинялись. Гитару стала брать в руки всё реже. Но пришла проза. За годы болезни написала пять книг. Вот только так и не издала.

А спустя три года мы поехали с Володей в Европу. Было тяжело многое. Но как будто открылось второе дыхание. И снова захотелось мечтать и думать о счастье. И снова замаячил впереди Остров. Я намеренно убрала слово «песни», потому что теперь в моей студии «Остров» была не только музыка в виде уроков фортепиано, сольфеджио и гитары, но и литература с записью аудиокниг.

И вдруг я поняла, что наступило время пересмотреть, переформулировать свою мечту. Это решение было настолько сильным, что «мечта», записанная на формате А-4 и маячащая у меня перед глазами каждый день мне напоминала: «В свои зрелые взрослые годы я здорова и счастлива, живу на берегу Средиземного моря. Я живу в достатке и продолжаю заниматься творчеством. Мои книги издаются в разных странах. Я посещаю всемирные книжные ярмарки не только как гость, но и как участник. Со мной рядом здоровые и счастливые мой муж Володя, дети, внуки и друзья…».

И как-то почти вдруг появилось первое издание моей прозы в Германии на немецком языке. Совсем недавно началась работа с переводчиком из Японии. А в 2015 году мы с Володей съездили на Остров. На реальный средиземноморский остров. И я поняла, что именно это тот самый остров, о котором я мечтала, который создавала почти всю жизнь…

«Копить на мечту» виделось каким-то эфиром. И мы просто работали. Работали так, чтобы приблизить эту мечту. И всё почти получилось. Сложно оказалось только одно – предугадать планы Бога. Он внёс свои коррективы. Метастазы в одном органе, теперь в другом – это не просто непредвиденные обстоятельства, это какой-то сорванный стоп-кран в поезде…

Возможно, нужно пересмотреть свою мечту.

Возможно, нужно просто всё взвесить и успокоиться.

Возможно, пора просто пересесть с поезда на …?

А что бы ты выбрал, что бы ты решил?

Впереди новая операция. Снова не увижу лета. Но может быть, когда-нибудь все «пропущенные» мною лета будут компенсированы… островом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навигация по записям